Mamas life

Путеводитель

для Московских
и Петербургских родителей

Новости
Мы в Instagram
 
Публикации Подписчиков Подписки


И взрослым тоже может быть грустно

Спасибо вам, что читаете, пишете и откликаетесь на мои заметки. Очень приятно. Мне пришло письмо от Ирины М., в котором она поделилась многими интересными мыслями об избалованных детях. Спасибо, Ирина, вам большое! И в письме прозвучало то, что заставило меня задуматься.

Вот отрывок из письма: «…Анализируя опыт взросления и свой, и своих детей, понимаю, что нам не хватало вовлеченности в жизнь родителей, а именно она, на мой взгляд, есть источник взаимного доверия и ответственности. Возможно, опыт бытия, переданный родителями, опыт их взаимоотношений с другими людьми уберег бы от каких-то ошибок, сделал менее болезненным переход во взрослую жизнь. А еще вовлеченность, по-моему, самое лучшее средство и от детского эгоизма… Я не призываю “грузить” ребенка взрослыми проблемами, но разговаривать с ним о своих заботах на доступном ему уровне, советоваться с ним надо обязательно. А еще хорошо делать что-то вместе для других людей: готовить папе ужин или ходить в аптеку за лекарством для бабушки. Это трудно, мне самой это плохо удавалось, ведь гораздо легче все сделать “быстренько” без участия ребенка. Когда росли мои дети, казалось, главное – накормить, одеть и обуть, обеспечить безопасность (все это было не так просто в конце 1980-х – начале 1990-х), дать образование. Теперь понимаю, что не стоило так уж ограждать их от своей жизни, в наших отношениях должно было быть больше взаимного доверия и понимания».

Мне кажется, здесь затронута очень важная тема – тема ранимости взрослого, тема честности и открытости в детско-родительских отношениях. Считается, что взрослый – это сильный человек и детям не нужно видеть его слабости. У взрослого должно все получаться, и он должен быть всегда в хорошем настроении. Это какой-то сверхчеловек получается. Я не могу быть веселой дома, когда на работе что-то произошло, мне нужна поддержка. В таких случаях я прихожу домой, по пути покупая новую стотысячную книжку своему Сокровищу, говорю ему: «Родной, маме грустно, давай почитаем книжку или посидим в обнимку». Даже когда Сокровищу было два-три года, он подходил ко мне и говорил «У кошки грусти, у собачки грусти, у мамы не грусти». Мне становилось легче.

Кажется, что у детей нет опыта, нет знаний, они многое не понимают и с ними не надо делиться своими чувствами и заботами. Да, а еще считается, что дети «слепые, глухие, у них нет чувств» и они не умеют считывать язык тела. Сокровища видят напряжение взрослых и, не понимая причины, стараются привлечь внимание взрослых к себе, капризничая и совершая проделки, словно спрашивая: «Все ли так, как обычно? Может, дело во мне?». И дети, не получая четких ответов взрослых, которые боятся травмировать своих чад, надумают и нафантазируют такие вещи, что может испугаться самый высокопрофессиональный психотерапевт. Детям нужна правда, но им не нужны детали – они действительно могут усложнить и напугать. Детям просто достаточно знать суть вещей, что взрослому грустно, потому что неприятности на работе («У-у, я так зол, так хочется что-то сломать»), что тяжело нести сумку (можно дать понести), что что-то болит. Детям важны чувства взрослых, чтобы знать, как справиться со своими.

И хорошо, если дети будут знать, что грустить – нормально, желание все поломать – тоже нормально, но можно бить неломающиеся вещи (подушку или боксерскую грушу), нежелание что-то делать – нормально, дать полежать маме-папе – это нормально, что если что-то не получилось у такого сильного взрослого – это нормально, такое бывает. Случится то, что вселенная ребенка расширится. Ребенок научится заботе.

 

Солнышка всем вам, теплых объятий и, как всегда, пишите мне.