Mamas life

Путеводитель

для Московских
и Петербургских родителей

Новости
Мы в Instagram
 
Публикации Подписчиков Подписки


Елена Бережная: «Дети постоянно удивляют»

Беседовала Мария Говорова

 

В жизни Олимпийской чемпионки в парном фигурном катании, победительницы чемпионатов Европы и мира Елены Бережной многое шло через преодоление – себя, последствий травм, обстоятельств и трудностей. Но она не искала легких путей. Вот и семейную жизнь выбрала непростую. Муж – фигурист Стивен Казинс – живет в Англии, Елена в Петербурге. И не просто живет, воспитывая пятилетнего Тристана и трехлетнюю Софиию-Диану, но и руководит детским ледовым театром. Стало ли материнство для Елены очередной вершиной, которую нужно взять?

 

– Рождение детей было в Вашей жизни запланированным событием?

–  Да, конечно, абсолютно запланированным. Как говорят, до тридцати лет надо уже все иметь, поэтому в 30 лет мы совершили первое чудо – родили первого ребенка.  Дальше тянуть – уже было бы сложнее.

 

– Ваша жизнь сильно изменилась с рождением детей?

–  На 250-300% все меняется. Надо к этой жизни готовиться, знать об этом и принимать это.

Когда дети были маленькие и лежали в пеленках, с ними еще можно было перемещаться куда угодно, и можно было планировать свою жизнь. Сейчас дети планируют мой день. Пока они в возрасте до двух с половиной – трех лет – это одна жизнь; потом уже думаешь о садиках, о каком-то развитии…  Ну и так  еще совпало у меня, что как раз в этот период появилось много работы – пригласили в Детский ледовый театр.

 

– Ваши дети растут на две страны, в двуязычной семье. Это как-то осложняет жизнь? 

– Когда приезжаем в Англию, они быстро переходят на английский  – уже на третьи сутки болтают, как будто и не прекращали. При этом по-русски они разговаривают лучше, чем я, и грамотнее. Другое дело, что, конечно, им бы нужно почаще мужское воспитание, особенно Тристану.

 

– Вы растите детей для жизни в России или вне России?

– Я их ращу людьми быть, а не где-то конкретно жить.

 

– Есть какие-то принципы, которые Вы стараетесь им привить?

– Если они идут на занятия, они должны заниматься, слушать учителя, тренера… Вот это пока отсутствует – для них это пока игра, «хи-хи, ха-ха». А по-моему, пора уже им немножко по-другому воспринимать. Потому что старшему уже скоро в школу, ему уже пять лет. Самый сложный период, я считаю, дошкольный.

 

– В каком возрасте Тристан и София пошли в  детский сад?

– Оба пошли в садик с двух с половиной лет. Это была принципиальная  позиция, потому что обучаться им лучше где-то с кем-то, – со мной никак, меня они не слушают. А няня…  бабушки не позволили няню – «как это чужого человека!» Какое-то время оставляли с бабушками, а потом уже садик. Отводить-приводить сейчас бабушки помогают; когда есть время, сама отвожу и забираю.

 

– Как Вы выбирали садик для детей?

– У нас есть прекрасные друзья, дети которых в свое время ходили в этот сад. И, однажды побывав там в качестве гостьи, я запомнила, куда мы пойдем, когда у меня будут дети. Это обычный государственный детский сад, нормальный, «советский», но очень творческий, музыкальный. И дети там чувствуют себя как дома

Каждый месяц они показывают там какую-нибудь сказку.  Соня у нас звезда детского сада, на радость всем воспитателям. Мне очень приятно, я горжусь – они говорят, что она такая талантливая. Пора ее, наверное, в артистки отдавать (смеется). Говорить еще рановато, конечно. Она любит быть хорошей для всех, просто удивительная.  Она ко всему готова, все хочет пробовать.

Тристан – полная противоположность. Он ни с кем не согласен, никого не слушает, все не так, как ему надо, и на все у него есть свое мнение. Ему очень сложно ужиться с людьми, найти общий язык. И дисциплина у него на «минус два».

 

– Вы неоднократно говорили в интервью, что мечтаете видеть Тристана футболистом. Желание не изменилось?

– Это последняя надежда, что его что-то заинтересует – на другие виды спорта он и не смотрит.  Мне сказали приводить его в шесть лет. Ну вот собираемся. По крайней мере, пока он хочет играть в футбол.

 

– Спорт на Ваш взгляд обязателен для развития ребенка?

– Да, чтобы была физическая активность и чтобы ребенок был занят. Это воспитание, дисциплина, нацеленность на выполнение каких-то конкретных заданий, работа с «хочу-не хочу». Я никогда не планировала быть мамашей, которая  будет «к станку» детей гнать, но я понимаю, что какая-то дисциплина должна быть постоянно, потому что дети с этими компьютерами, интернетами, с играми, очень быстро очень портятся и уходят в какой-то свой мир, не наш.

Сейчас они оба ходят на коньки, и пока для них это очень интересно. Соня здесь звезда, все на руках ее носят. У нее что-то получается и я не вижу, что ей это составляет какой-то труд.

 

– В  каком возрасте Вы поставили на лед Тристана и Соню?

– Тристана где-то в 4, а Соня не могла долго ждать – она в 2 с половиной пошла. Она очень нервничала и переживала:  как это брат может, а она нет.

 

–  А с какого возраста на Ваш взгляд оптимально выводить детей на лед?

– Рекомендуется в четыре, четыре с половиной. Но я сейчас вижу детей, которые в 5 начинают прыжки учить! Для меня это просто какой-то космос!

 

– Если Соня захочет серьезно заниматься фигурным катанием, Вы готовы тренировать ее?

– Я? Да вы что?! Это проверенный  вариант:  с родителями дети занимаются гораздо хуже. Нужно научить слушать тренера: если сказали «бежать» – нужно бежать, если сказали «приседать» – надо приседать. А с родителями это все фантики-конфетки.

 

– Вы сами упорно боролись за то. Чтобы всегда быть первой. А детям прививаете это желание, жажду лидерства?

– Ну не знаю насчет лидерства – пока в них этого, наверное, еще нет. У меня тут брат занялся воспитанием Тристана: «Как это ты второй прибежал? Что значит второй? Мы с мамой всегда первые прибегали!» Он так смотрит: «А что, второй плохо?»  Думает. Пора, наверное, осознавать, что если ты чем-то занимаешься, то нужно в этой области к чему-то стремиться.

 

– Дети понимают, что их мама – звезда, чемпионка?

Не уверена, что они уже что-то в этом понимают. Когда я выступала в ледовых шоу, они совсем маленькие были, а сейчас… Они скорее знают, что мама все время работает.

Ну конечно, в «Юбилейном», где мы тренируемся,  они чувствуют себя хозяевами, «пупами земли», и  с этим надо уже реально бороться. Они считают, что если они умеют стоять на коньках, то какие тренировки? «Я и так быстрее всех бегаю по льду!»

 

– Расскажите немного про Детский ледовый театр, где вы являетесь художественным руководителем.

– Главная проблема пока в том, что у нас нет своего льда, а арендовать «Юбилейный» или «Ледовый» для представлений тоже проблематично. Поэтому сказать, где нас можно увидеть в Петербурге, я пока не могу.

Но мы работаем. У нас уже поставлен «Щелкунчик и проклятье тьмы» Это некое другое видение «Щелкунчика»  – там про добро и зло, вечная тема. Очень поучительно, детям все понятно,  с хорошей музыкой. И мои поклонники слушают и смотрят спектакль с удовольствием. Этот спектакль ездил в гастрольный тур. Еще у нас готов «Буратино на льду» с музыкой Рыбникова. Петербуржцы посмотрели его в рамках губернаторских елок. Сейчас мы готовим «Принцессу Анастасию».

 

– Чем вы любите заниматься вместе с детьми?

– Ходим на коньках кататься, конечно. В артиллерийский музей вот недавно ходили, на пушки смотрели, им очень понравилось. Недавно начали ходить в театр – у нас в доме, где мы живем, Большой театр кукол, очень удобно.

Как только солнце появляется, мы тут же бежим куда-нибудь на улицу, потому что солнце в Петербурге такая редкость, что его нужно ловить. Вот надеемся летом поехать куда-нибудь, где будет тепло и куда самолеты летают.

Дома у нас есть настольные игры, домино, аэрохоккей, футбол с шариками… Честно говоря, обычно игры происходят так: я сижу на полу, а они по мне ползают, потому что у меня сил не хватает…

Они до сих пор спят со мной, и мне никак это не переделать. Валяются у меня на пузе и еще дерутся: «Это моя половина, нет это моя!» Это не идейный подход по поводу совместного сна,  но просто вот так получилось – еще не переросли. Я все жду, когда перерастут. Конечно, рано или поздно это пройдет, и уже я буду причитать: «Ой, где мои детки?!»

 

–  Как Вы представляли себе свое материнство до того, как родили? У Вас не было желания полностью посвятить себя детям и домохозяйству? Ведь даже ваш официальный сайт называется mamalena.ru.

– Я представляла, что буду жить где-нибудь на берегу моря и купаться, загорать, и мы все будем голыми бегать, гуляй-не хочу, воздух, солнце…. Но это не так – детям надо учиться, развиваться, мне – работать. У меня нет дедушки-миллиардера, который нас спонсировал бы…

Ну я полностью посвятила этому целых десять месяцев. А  потом мне сделали предложение, и я не могла отказаться.  Сначала, когда родились дети, спорт ушел куда-то совсем далеко, вот буквально до года, когда мне предложили заняться ледовым театром. И мне хотелось  чего-то… может быть, заняться детской одеждой, как-то много заниматься детьми…  Я думала, что могу полностью отойти от фигурного катания, но оказалось, что нет… Может, когда-нибудь я и вернусь к этим идеям.

 

– Какими видите детей, когда они повзрослеют?

– Каждый год – новые открытия. Они меня все время удивляют: я ожидала одного, а вижу другое; они хотели одного, а через некоторое время вообще этого не хотят. Все меняется. Они взрослеют и мир меняется.