Mamas life

Путеводитель

для Московских
и Петербургских родителей

Новости
Мы в Instagram
 
Публикации Подписчиков Подписки


Жаклин Олейник: «Требую от детей понимания»

Беседовала Мария Говорова

 

Имя и лицо Жаклин Олейник известно многим: начинала она как журналист на 6 канале, затем работала ведущей и корреспондентом на 5-м канале, после – ведущей на канале «Россия», затем – ведущей новостей на 100ТВ. Мамы наверняка помнят ее авторские программы в эфире 100ТВ – «Мир внутри меня» и «Мамины дневники». Сегодня Жаклин руководит интернет-телевидением «Теледетки», полностью посвященном детям и мамам. И растит двоих детей – 5-летнюю Агнию и двухлетнего Аркадия.

 

– Жаклин, когда вы пошли в журналистику, были ли у вас мысли, что вы будете заниматься материнской и детской темой или в то время карьера рисовалась как-то иначе?

– Я с детства мечтала стать журналистом, причем не обязательно ведущей, мне нравилось само  слово «журналист». Думала быть журналистом-международником, усиленно учила английский язык. Во время учебы в университете меня отправили на практику на телевидение. После практики предложили работу на 6-м канале. В конце четвертого курса я встретила своего будущего мужа, и мы начали вить свое семейное гнездо.

 

– Детей вы рожали запланировано?

– Да, планировали и первого ребенка, и второго. Причем первого ребенка мы запланировали, когда оба более или менее твердо встали на ноги – спустя 6 лет от начала отношений. Сейчас, может быть, немножко и жалеем, что можно было и раньше – было бы уже детей больше к этому моменту. Но мы тогда еще не чувствовали почвы под ногами. Жили для себя и помогали друг другу добиваться успехов.

 

– А как все-таки материнство стало темой для журналисткой деятельности?

– Когда мы ждали нашего первого ребенка – дочку Агнюшу, я работала на 100ТВ в программе «Однажды утром». И когда уже я всем сообщила, что я беременна, что вскоре  уйду, но планирую вернуться быстро (мне было в мае рожать, и я планировала вернуться в сентябре), у моего руководителя и режиссера родилась идея сделать авторскую программу на тему материнства.

Я посоветовалась с мужем и согласилась. Так появилась программа «Мир внутри меня». К нам в студию приходили хорошие специалисты. Это был ночной эфир. Многие беременные страдают бессонницей, и вот такие же сумасшедшие мамочки общались через экран. Потом я приезжала домой и мы продолжали общаться в соцсетях, много вопросов сыпалось, нужно было их распределять по специалистам.  До родов осталось две недели, а я продолжаю работать! У нас был ведущий с медицинским образованием, который когда-то работал на «скорой», он как-то в эфире пошутил: «Если что, Жаклин, у меня есть опыт принятия родов!» Но муж сказал: «Всё! Пора брать декретный отпуск!». И самое интересное, роды у меня начались в тот день и час, когда я сидела бы в эфире.

В сентябре я, как и обещала, приступила к работе в программу «Однажды утром». А программа «Мир внутри меня» превратилась в программу «Мамины дневники», которая тоже шла по ночам.

 

– В сентябре, когда вы вышли на работу, Агнии еще было только 4 месяца…

– Мне, конечно, очень помогала семья. Муж, несмотря на то, что у него своя очень серьезная работа, не связанная с журналистикой, находил всегда время оставаться с ребенком, у нас не было няни. Для него это оказалось плюсом – сейчас у них с дочкой колоссальная близость. Очень помогали мои родители. И главное, руководство на канале всегда шло мне навстречу. И у меня был очень удобный график работы. Я же кормила грудью до года и месяца. И если бы не вся эта помощь – меня прямо окружили заботой – я бы не смогла совмещать. Я вообще поражаюсь женщинам, которые одни тянут детей и работают. И некоторые грудью умудряются кормить. Я не была в такой ситуации, поэтому тут не было с моей стороны какого-то геройства. Но, конечно, когда ты только родил, все эти гормональные изменения – все равно нелегко. Эфир с 7 до 9 утра, то есть мне нужно было в полшестого вставать. Плюс ночной эфир с 12 до часу, или с часу до двух. А бывало и так, что у меня ночной эфир, а потом утренний. То есть я спала 4 часа, а я «сова»… Но работа мне помогала быть в тонусе.

Со вторым ребенком было гораздо тяжелее физически, я понимала, что сил у меня уже не хватит на ранние подъемы, ночные эфиры. Поэтому когда мы запланировали второго, я пришла к своему главному редактору и честно сказала, что через несколько месяцев планирую уйти в полноценный декретный отпуск. Я разложила все по полочкам – сколько времени будет уходить на ребенка, сколько на работу. У меня такой характер: если я что-то запланировала, мне непременно нужно это выполнить.

 

– Через сколько времени вы решились на второго ребенка?

– Через 4 года. Муж хотел раньше, уже через два года, но я не была готова. И, наверное, это было правильно, потому что когда ребенку 4 года, наверное, проще второго заводить. Агния у нас была все время окружена любовью, и появление братика она восприняла без ревности. И мне было попроще – она уже очень многое могла делать сама – почистить зубы, одеться,  ее не надо уже было носить на руках.

 

– Как вы приучали Агнию к самостоятельности?

– Мы с самого детства воспитывали ее как взрослую, ни одного дня не сюсюкались. Она когда родилась, посмотрела, и было ощущение, что она все сразу поняла, что произошло, где и зачем она появилась. Когда Аркадий родился – у него совсем другой взгляд был…

Мы всегда Агнии объясняли, что к чему. Когда разговариваю с ней, я все время требую от нее понимания – не через силу, а объяснениями, своим примером. Естественно, как  у всех маленьких, у нее бывают капризы, но каждый каприз потом разбирается. Многие психологи пишут, что на детей нельзя повышать голос. Я с ними не согласна – иногда на ребенка надо и повысить голос, хотя бы исходя из тех соображений, что вот он будет расти в таком совершенном мире, где не будет никакой несправедливости, а потом выйдет в большой мир – и что он увидит? Учитель на него накричит – у ребенка стресс…

Еще мы с дочкой договорились, что я всегда буду с ней честной. Например, мы идем к доктору, и она спрашивает, будет больно или нет. Я ей честно отвечаю: «Да, от укола чуть-чуть будет больно, но это недолго». И поэтому она мне доверяет.

По тому, как Агния себя ведет, как она работает над собой, наверное, она многие вещи понимает. Раньше она была более капризной. Сейчас ее попросишь: «Агнюша, я устала, немножко отдохну, посиди, пожалуйста, с книжкой или мультик посмотри». И она понимает, сидит тихонько. Недавно мы с Аркашей заснули днем, а она не захотела спать. И вот он проснулся раньше, и я слышу, она говорит брату: «Аркадий, тихо! Пусть мама еще чуть-чуть поспит!» В такие моменты просто слезы наворачиваются на глаза…

 

– Вы упомянули мультики. Не считаете нужным ограничивать детей в такого рода развлечениях?

– Нет, дочка уже сама себя ограничивает. Бывает, когда Агния перегибает палку и пересмотрит мультиков, у нее настроение падает, она перевозбуждается. И мы стараемся каждый такой момент ловить и объяснять:  «Вот ты посмотрела мультиков больше, хотя мы тебе говорили, что пора выключить, теперь ты стала нервной, капризничаешь». И она это понимает уже сейчас;  может, даже не досмотрев мультик, сказать «я устала», выключить и пойти играть.

 

– К работе Агния вас никогда не ревновала?

– Нет. Я ее брала на работу, на встречи… Я рассказываю ей, что мне нравится в работе. И она начинает понимать, почему я этим занимаюсь.  Объясняю, что если бы я все время сидела с ними дома, я была бы более нервной. Я безумно люблю своих детей, но, постоянно находясь с ними, я бы срывалась бы на них. А так уезжаешь на работу на несколько часов, а потом приезжаешь домой, обнимаешь их и понимаешь: вот оно, то самое, настоящее!

 

–  Вы так рассказываете о своей жизни, о работе, как будто все в вашей жизни складывается безо всяких трудностей…

– Я не люблю рассказывать о трудностях. Не скрываю –  просто не люблю грузить людей. Зачем? Я не люблю и когда меня грузят. На «сюсю-пусю» у меня нет времени. Я лучше потрачу его на то, чтобы помочь тому, кому действительно нужна помощь.

Конечно, мне трудно было на утренних эфирах.  Когда ты сидишь в прямом эфире, ведешь новости, а в этот момент тебя мучает токсикоз – это сложно. А когда у тебя еще нет нормальной возможности поесть на работе… Бывают и стрессы какие-то, особенно когда ты беременна. А еще если у тебя характер такой, что тебе надо все высказать. Но… я сейчас общаюсь с женщиной, которая одна тянет двух детей. Вот у нее действительно трудности. По сравнению с которыми мои токсикозы – ерунда какая-то.

 

– Расскажите про ваше творческое детище – Продюсерский центр Жаклин Олейник. Как он родился, что с ним происходит сейчас?

– В 2006 году появилась возможность делать программу с благотворительной организацией. Производством этой программы и занимался продюсерский центр. Вышло два или три выпуска. Потом произошла смена руководства на канале, и новому руководству эта программа оказалась, к сожалению, не нужна. А продюсерский центр остался, но замер на какое-то время. И реанимировала я его, когда появилась идея «Теледеток».

 

– Так мы логично добрались до «Теледеток». Как сложился их формат?

–  «Теледетки» родились во время моей второй беременности. Я около года эту идею вынашивала. Мне тема детей интересна, но чисто мамские темы – все эти газоотводные трубочки, кормление, видимо, я уже пережила на «Маминых дневниках». Захотелось качественных программ про воспитание, программ про детей и для детей. Сила телевидения в том, что ты можешь приглашать действительно хороших специалистов, к которым обычная мама не попадет на прием, и дать авторитетную точку зрения, чтобы мамы задумались, обладая реальной информацией. Многие, у кого мы брали интервью, говорили нам спасибо за возможность донести до мам многих моментов – про прививки, про другие важные вопросы.

Ну и параллельно захотелось детей учить чему-то. У нас ведь давно нет детского телевидения. А талантливых деток очень много. И многим кажется, что мир телевидения недосягаем.  Мы показываем, что главное – сильно хотеть этого и иметь что-то в голове.

 

– Как вы работаете с детьми? Они просто учат текст и говорят его в кадре, или это нечто большее?

– У нас дети очень разного  возраста, начиная с пяти лет, и подход к ним разный. У нашего коллектива есть уникальные программы работы с детьми. Многие ребята, благодаря нашим тренингам, уже сами пишут тексты, сами добывают информацию. И они понимают разницу – будешь ты  как болванчик сидеть в кадре и чужой текст читать (как сегодня, кстати, многие взрослые ведущие делают), либо ты, может быть, запнешься, сделаешь что-то не так, но зато будешь понимать, что и для чего ты делаешь. Дети, пока они не доросли до самостоятельной работы, безусловно, работают по нашей указке, но даже тут мы стараемся преподнести эту работу ребенку так, чтобы он что-то все-таки сделал по-своему. Программа подвергалась в процессе работы серьезным корректировкам, когда у нас уже появилось много детей разного возраста и характера. В коллективе у нас профессиональные журналисты, преподаватели сценической речи, психологи.

Я не думала, что с детьми работать так сложно. Теперь мы уже можем позволить себе отбирать детей – не по внешним данным, а по способностям. И очень приятно, когда приходят родители, не просто поведшиеся на слово «телезвезда», а въедливые, задающие вопросы.  Зато потом они доверяют нам полностью. Недавно разговаривала с мамой, которая говорила большое спасибо за дочку. Неизвестно, станет ли эта 9-летняя девочка телезвездой, журналистом, но уже сейчас у нее успехи в школе, еще где-то, и мама говорит, что это именно потому, что она занимается у нас.

Сейчас очень интересные дети – сильные, свободные, многие уже со своим «я». С ними очень интересно работать. Но немало и зажатых детей, которым трудно, и наша задача их раскрыть. Чтобы он заговорил, чтобы он смог думать в кадре. Дети участвуют в настоящих съемках – приезжают на событие и должны там отработать как настоящие корреспонденты, хотя и при поддержке взрослых  мастеров, конечно.

Пока я работаю больше как руководитель, но с этого года хочу взять сама несколько детей, с которыми мне будет интересно заниматься. Мне интереснее работать с детьми, достаточно сложными, но глубокими. Это своего рода экзамен – сможешь ты раскрыть такого ребенка или нет.

 

– Жаклин, существует секрет успешного совмещения материнства и работы?

– Если у тебя начинает не хватать времени на семью, значит, ты что-то делаешь неправильно, надо сбавлять обороты. Я всегда выбираю график, который совмещается с  семьей и детьми.

Важно осознать, чем тебе действительно важно и интересно заниматься в первую очередь, и что ты от этого получишь. Поэтому вот пока я в декретном отпуске, у меня уже было несколько предложений интересных проектов, за которые я бы пятью годами раньше ухватилась бы. А сейчас расставляешь приоритеты, потому что невозможно все объять. Нужно ставить реальные цели.

Если я сейчас не могу работать в эфирном графике на канале, то я этого не делаю. Как только дети подрастут, я вспомню, что у меня заканчивается отпуск по уходу за детьми. У меня и сейчас бывает, что я хочу снова выйти в эфир, вспомнить этот драйв, но тут же понимаю, что это чревато тем, что я загоню себя в некую кабалу. Когда я работала с маленькой Агнюшей, мне это доставляло колоссальное удовольствие. С появлением Аркадия решила, что сейчас у меня нет сил взвалить на плечи еще и эфир.

Я понимаю, что бывает так: ты выпадаешь из кадра, время уходит и… по всякому может повернуться. Но я не зациклена на этом, у меня куча других интересов, проектов, столько всего интересного, что можно попробовать, чем можно заняться. Кто сказал, что в сорок лет нельзя все перевернуть и начать заниматься совершенно другим?

Но это вовсе не означает, что со временем я не планирую снова войти в «телевизор» и приветствовать любимых зрителей. 

 

Рецепт от Жаклин Олейник для занятой мамы

Берете кусок говядины, делаете в нем ножом несколько проколов. Кладете на фольгу нарезанные кружочками помидоры, сверху дольками чеснок, затем натертый сыр. Сверху кладете мясо. Мясо посыпаете солью и пряностями, которые есть дома. На мясо снова слоями кладете помидоры, чеснок, маслины, кружочками нарезанные соленые огурцы, сверху натертый сыр. Фольгу закрываете. И в духовку часа на полтора. Вместо фольги можно использовать рукав для запекания или чугунную сковородку, накрытую фольгой. Вкуснятина!